Понятие отражения в психологии

В конкретно-научном аспекте исследования отражение не представляет собой нечто идеальное. Вспомним, как часто мы употребляем это слово, помимо всякого его философского смысла. Например, один из детей бросил мяч другому, а тот отразил его ударом ладоней; защитники ворот в футболе отразили атаку нападающих команды соперника; луч солнца, отразившись от стекла открытого окна, проник в комнату и т. д.Таких примеров неисчислимое множество. В общем виде отражение есть ответное действие (реакция) одной вещи на воздействие другой. Воздействие и ответ на него составляют взаимодействие. Поэтому вещи, вступающие во взаимодействие, вне зависимости от их конкретного содержания могут быть названы элементами взаимодействующей системы. При таком условии можно определить отражение как реакцию одного из компонентов взаимодействующей системы на воздействие другого.

Любая реакция определяется не только особенностями внешнего воздействия, но и внутренними особенностями строения реагирующего предмета. В этом легко убедиться. Бросим мячик с достаточной силой. Так, чтобы он ударился о стену напротив нас. Твердая и ровная поверхность стены отразит его, и мячик вновь попадет к нам в руки. Но если тот же мячик и с таким же усилием мы ударим о спинку мягкого кресла, он к нам не вернется (то же самое обнаружится, если мы будем бросать в стену не мячик, а, скажем, кусок теста). Таким образом, любая реакция является следствием преобразования внутренней структуры компонентов взаимодействующей системы, происшедшего в результате их взаимодействия. Как элемент взаимодействия отражение включает и изменение отношений между компонентами взаимодействующей системы, и изменение внутренней структуры компонентов.

Рассмотрение отражения как элемента взаимодействия и есть его конкретно-научный анализ. Однако в анализе отражения существует и другой, специфический для него, аспект — гносеологический.

Основа гносеологического анализа отражения заложена в способности любой вещи (явления) в результате взаимодействия с другой вещью (явлением) не только изменяться, но и сохранять следы воздействия этой вещи — отпечатки. При таком взаимном отражении одну вещь (явление) можно считать отражающей по отношению к другой — отражаемой. Задача гносеологического анализа отражения — сопоставление этих изменений, их следов, запечатленных в отражающей вещи, под углом зрения установления структурного сходства следа воздействия и какой-либо стороны отражаемой вещи.

Строгое и повсеместное выделение двух аспектов анализа отражения — конкретно-научного и гносеологического — необходимое и важнейшее условие правильного его понимания.

Вместо с тем понятие «отражение» нередко употребляется в различных значениях без достаточно четкого разграничения аспектов исследования.

Например, отражение может выступать, с одной стороны, как общее свойство, присущее всей материи, с другой — как психическое отражение, присущее одной из форм высокоорганизованной материи. В обоих случаях анализ его может и не быть гносеологическим: отражение может рассматриваться как явление материальное. Но относительно психического отражения во внимание тогда принимается лишь тот факт, что оно связано с определенной, весьма пластичной, динамичной структурой хотя бы одного из взаимодействующих компонентов (животного, человека), специально приспособленной для запечатления особого рода отпечатков воздействий другого компонента. Конечно, человек отражает падающие на него воздействия далеко не так, как стена отражает горох (хотя некоторые, следы остаются безусловно и на стене). В данном случае важно не это. Несмотря на то что отражение каких-либо воздействий человеком и отражение стеной брошенного в нее гороха качественно различны, оба случая могут быть предметом конкретно-научных исследований, поскольку отражение здесь рассматривается как материальный процесс стороны взаимодействия. Гносеологический и конкретно-научный смысл понятия «отражение» необходимо различать применительно ко всем формам взаимодействия материальных реальностей.

Иногда в гносеологическом аспекте понятие «отражение» используют в смысле, тождественном понятию «субъективный образ». Здесь отражение становится довольно узким термином, распространяющимся лишь на те копии, носителями которых являются динамические модели, содержащиеся в мозгу человека. В таком понимании отражение включается в понятие «идеальное», но оказывается значительно уже его. Однако не следует ограничивать гносеологическое понятие отражения лишь рамками субъективных образов объективного мира. Иначе копии, выраженные в форме языка, изобразительного искусства и т. п., нельзя будет рассматривать как отображение. При расширенном понимании отражения в направлении его гносеологической трактовки оно оказывается тождественным понятию «идеальное».

С гносеологическим аспектом отражения тесно связана практическая познавательная деятельность, направленная на установление сходства. Человек нередко устанавливает сходство, совершенно не отдавая себе отчета о том, каким был реальный процесс взаимодействия вещей, который создал объективные условия этого сходства.

Например, пятилетний ребенок прекрасно узнает свое изображение в зеркале или знакомых ему людей по фотографиям, однако он не имеет никакого представления о тех физических процессах, которые данное сходство обусловили. Взрослый человек может оценить специфические достоинства той или другой цветной фотографии, не имея никакого представления о процессе изготовления цветного снимка. Подобных примеров бесчисленное множество.

Сказанное следует относить не только к тем взаимодействиям, которые протекают между окружающими человека вещами, но и к самой деятельности человека, к процессу его собственного взаимодействия с окружающим и опосредствующим это взаимодействие явлениям, приводящим к установлению сходства, узнаванию, сравнению предметов и явлений.

Допустим человек сравнивает предметы и устанавливает их сходство, например по цвету, по запаху и т. п. В условиях

решения практической задачи он совершенно не отдает себе отчета в том, как удалось ему осуществить это сравнение, каким был реальный процесс его взаимодействия с узнаваемым предметом, в итоге которого возникли объективные условия, определяющие сходство. Процесс данной познавательной деятельности не фиксируется в самонаблюдении. Поэтому непосредственно для человека факт установления сходства нередко иллюзорно выступает как нечто первичное. Подобные иллюзии самонаблюдения приводят к тому, что психическую деятельность нередко неправомерно рассматривают как чисто идеальную, нарушая тем самым общий принцип, согласно которому каждое идеальное явление производно от материального.

Тот факт, что установление сходства явлений опережает вскрытие реальных механизмов, обусловливающих это сходство, характерен, конечно, не только для индивидуального познания. Подобные явления имеют место и в науке. Однако на уровне науки условность такого опережения становится очевидной: пока не установлен объективный механизм, обусловливающий сходство тех или иных явлений, рассуждения о нем остаются гипотезами. Построенные на аналогии гипотезы в дальнейшем процессе исследования обычно преобразуются под влиянием тех противоречий, которые возникают при детальном анализе гипотетического сходства. Так было, например, с планетарной моделью атома Резерфорда и т. п.

Таким образом, все формы отражения могут быть рассмотрены в двух планах: в конкретно-научном, где отражение выступает как явление

материальное, и гносеологическом, где оно выступает как явление идеальное. Идеальное всегда вторично, производно по отношению к материальному. Оно возникает при выявлении адекватности копий отображенным в них оригиналам. Само же это выявление есть, разумеется, материальная деятельность, смыкающаяся в конечном счете с исторической практикой.

Все типы и виды отражения, которые существуют сейчас, независимо от того, являются они менее или более сложными по уровню своей организации, прошли длительный этап преобразований. Виды, имеющие в настоящий момент относительно простую организацию, не обязательно являются предками более сложно организованных видов. Это не «предки и потомки», это современники. Точно так же живущие в теплых странах в наше время шимпанзе и гориллы (человекообразные обезьяны) не являются нашими предками. Сейчас мало кто сомневается в том, что человек произошел от обезьяны. Но выводить свое происхождение от шимпанзе мы явно не вправе. Люди произошли от древних, теперь уже не существующие обезьян, которые по типу своей организации несомненно существенно отличались от живущих сейчас горилл, шимпанзе и орангутангов.

Все типы и виды отражения могут быть рассмотрены и в гносеологическом аспекте, то есть как соответствующие типы, классы и виды отображения. Специфической особенностью отображения в этом смысле является то, что любой его тип, вне зависимости от уровня организации, может выступить как отображение только в познавательной деятельности человека. Следовательно, отображение во всех случаях представлено продуктами познавательной деятельности. В силу этого понимание типов отображения зависит от основных принципов теории познания.

Основные принципы научной теории познания сводятся к следующему: признание вторичности, зависимости образа, отображения, знания по отношению к их источнику — предмету-оригиналу; утверждение познаваемости мира; применение диалектики к процессу познания; признание единства теории и практики и др.

Первый из указанных принципов является исходным принципом диалектико-материалистической теории познания, связанным с решением основного гносеологического вопроса об отношении бытия и сознания. Этот материалистический принцип отображения направляет исследователей по научному пути, он противостоит ненаучным принципам идеалистических теорий познания.

В связи с ограниченностью знаний на каждом историческом этапе познания встает вопрос о возможностях и новых средствах познания действительности, особенно ее глубоких, существенных свойств и отношений. Обобщая историю познания, диалектико-материалистическая гносеология формирует принцип познаваемости мира, принцип безграничных возможностей расширения познания.

Применение диалектики к процессу познания диктуется сложностью познавательного процесса, необходимостью максимальной гибкости, всесторонности при решении познавательных задач. Этот принцип дает возможность более последовательно применять научный подход в познании.

Отношение познания к практике выражено в принципе единства теории и практики. По своим познавательным функциям практика, как известно, является основой познания, источником возникновения самих наук; она составляет основу формирования логического строя познания, служит движущей силой развития познания, высшим критерием его истинности, целью и сферой приложения знаний.

Целесообразно указать еще на один важный принцип теории познания, связанный с природой познавательной деятельности, — на принцип выделения (извлечения) информации. Существо его состоит в том, что человеку необходимо в процессе познавательной деятельности осуществлять особую функцию — выделять из суммарного продукта своего взаимодействия с окружающим миром содержание отражения, то есть копию отражаемого предмета, его образ. Точнее, этот принцип сводится к извлечению информации об источнике-предмете, его структуре из результата взаимодействия этого предмета с носителем отражения, в частности с отражательным аппаратом человека.

Интроспективно (то есть в самонаблюдении) для самого человека результат функционального выделения информации выражен в том факте, что человеку непосредственно дано (им сознается) содержание предмета, а не содержание собственного отражательного аппарата, в котором оно обычно выражено. С точки зрения материальных условий и механизмов функция выделения информации связана с сигналами-знаками в виде произносимых, слышимых и видимых слов и производными от них знаковыми системами.

Психологические механизмы информации плохо изучены. Действие данного принципа отчетливо выступает внутри гносеологического аспекта исследования.

Среди разнообразных способов извлечения нужной информации важно отметить класс математических методов по определению инвариантов (сохраняющихся величин или структур) тех или иных преобразований. Инварианты выступают в качестве собственных значений оригинала, подвергнутого определенным преобразованиям. Принцип извлечения информации в области техники связи и управления находит свое воплощение в различных методах (например, в методах демодуляции, в селекции и фильтрации сигналов и т. п.).

Теория познания исследует прежде всего исторически развивающуюся познавательную деятельность человечества — совокупность добытых человечеством знаний, представленную прежде всего в языковых (знаковых) моделях действительности. Поэтому теория познания преимущественно имеет дело лишь с теми образами, копиями действительности, которые выражены в знаковых моделях (а следовательно, осознаны, имеют понятийную природу; сюда, например, не включается множество ощущений, восприятий, которые возникают у человека на уровне элементарной психической деятельности, в процессах прилаживания, приноравливания к окружающему, и остаются неосознанными). Поэтому теория познания имеет дело не с собственно ощущениями и восприятиями, а с вербализованными (оречевленными) ощущениями и восприятиями, выраженными в знаках и являющимися, по существу, наиболее элементарными, конкретными понятиями.

Из всего этого вытекает своеобразие классификации отображения, выделение различных его типов в зависимости от степени конкретности и абстрактности, от меры обобщенности, глубины раскрытия предмета, а также уровня истинности знания о нем и т. п. По принципу обобщенности и глубины раскрытия предмета выделяются: ощущения, восприятия, представления (все они имеют понятийную форму различной степени обобщенности) и собственно понятия. Суждения и умозаключения представляют собой форму выражения понятий и процессуальную сторону отображения, то есть способ движения понятий, их переход друг в друга. По признаку достоверности знаний выделяются гипотезы и теории на определенном историческом уровне познания. Классификация отображения может, конечно, производиться и по другим признакам.